Автокредиты

Суд взыскал убытки, причиненные ленивым судебным приставом — исполнителем за счет казны РФ

Доброго времени суток, мои дорогие читатели, подписчики и все, мимо проходившие, ленту Дзен листавшие, на мой канал случайно заглянувшие.

Недавно мной было опубликовано две статьи:

Ущерб, причиненный действием или бездействием судебного пристава — исполнителя, возмещается казной Российской Федерации. Часть 1

Часть 2. Ущерб, причиненный действием или бездействием судебного пристава-исполнителя, возмещается казной Российской Федерации

в которых я разъясняла положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», согласно которым, если действием/бездействием судебного пристава — исполнителя взыскателю или должнику был причинен ущерб, то его возможно возместить за счет средств казны Российской Федерации.

Обратиться к Пленуму меня побудило крайне любопытное Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 04.06.2019 N 5-КГ 19-56. В моей практике, к сожалению, подобных дел не было, но, думаю, скоро будут, так как уже сейчас в моем производстве находится гражданское дело по административному иску к УФССП о признании бездействия судебного пристава — исполнителя незаконным.

Чем же любопытно вышеуказанное Определение ВС РФ? Рассказываю.

Некий гражданин обратился в суд с иском к Федеральной службе судебных приставов России о возмещении ущерба. В обоснование требований истец указал на то, что он является взыскателем по исполнительному производству о взыскании в его пользу по решению суда с должника денежных средств в размере чуть более 1 миллиона рублей. Возможность исполнения решения суда была утрачена в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, несвоевременно обратившего взыскание на денежные средства, находящиеся на счете должника.

Решением суда первой инстанции Истцу в удовлетворении иска было отказано, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, в кассационной жалобе заявителем поставлен вопрос об отмене данных судебных постановлений, как незаконных.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела жалобу и сочла ее подлежащей удовлетворению.

Вот как ВС РФ обосновал свою позицию:

Вступившим в законную силу решением суда с ООО » в пользу истца взысканы денежные средства в общей сумме 1 009 990 руб. На основании решения выдан исполнительный лист. Постановлением судебного пристава-исполнителя на основании исполнительного листа возбуждено исполнительное производство. Постановлением судебного пристава-исполнителя наложен запрет на регистрационные действия в отношении зарегистрированных за ответчиком автомобилей, обращено взыскание на денежные средства должника, находящиеся на счете в ПАО «Сбербанк России».

Вступившим в законную силу решением суда признано незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в длительном неисполнении решения суда по взысканию денежных средств по исполнительному производству. Исполнительное производство окончено, а исполнительный лист возвращен взыскателю в связи с тем, что у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции сослался на отсутствие причинно-следственной связи между бездействием ответчика и заявленными к возмещению убытками. Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебными инстанциями по настоящему делу допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве») задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Исполнительное производство осуществляется на принципах законности и своевременности совершения исполнительных действий, применения мер принудительного исполнения (пункты 1 и 2 статьи 4 Закона об исполнительном производстве).

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставах) в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Частью 1 статьи 36 Закона об исполнительном производстве установлено, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства.

В силу части 2 статьи 119 этого же Федерального закона заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пунктах 2 и 3 статьи 19 Закона о судебных приставах, регулирующих вопросы ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба.

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (пункт 80). По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда (пункт 82).

Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника (пункт 85).

По настоящему делу основанием иска являлся не сам факт неисполнения решения суда, а его неисполнение вследствие незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, что повлекло прекращение исполнительного производства в связи с отсутствием у должника денежных средств и имущества.

Из установленных судом обстоятельств следует, что после возбуждения исполнительного производства должник располагал денежными средствами и иным имуществом, достаточным для погашения задолженности перед истцом в полном объеме, однако в результате бездействия судебного пристава-исполнителя такая возможность была утрачена.

Согласно вступившему в законную силу решению судебный пристав-исполнитель несвоевременно принял меры по аресту денежных средств, находящихся на счете должника в ПАО «Сбербанк России», поскольку вынес постановление о наложении ареста лишь 22 декабря 2015 г., то есть спустя месяц с момента поступления информации о наличии денежных средств на счете должника, когда денежные средства уже были сняты.

Также в названном выше судебном постановлении указано на то, что судебным приставом-исполнителем не представлено доказательств направления в ПАО «Сбербанк России» постановления об обращении взыскания на денежные средства должника от 3 ноября 2015 г., что способствовало распоряжению денежными средствами должником не в интересах взыскателя.

Не представлено таких сведений ответчиком и по настоящему делу, равно как и не объяснены причины столь длительного бездействия.

Ответчиком, в том числе и в суде кассационной инстанции, никак не объяснено, почему при наличии у должника автотранспорта и нахождения на его счете в ПАО «Сбербанк России» денежных сумм более руб. в течение длительного времени не было исполнено решение суда о взыскании в пользу истца 1 009 990 руб.

Поскольку судом не установлено иное, то при указанных выше обстоятельствах отказ судами в иске о возмещении вреда противоречит приведенным выше нормам права, а также разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами по настоящему делу нарушения норм права являются существенными, непреодолимыми и не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

Принимая во внимание изложенное, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Всем добра!

С уважением к Вам, Т.С.

Перво

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть